# альты / # биткоин / # блокчейн / # биржи / # ICO / # события / # регулирование / # тренды / # финансы / # Украина / # Россия # World news

Сорок лет санкций: как работает экономика Ирана


Российские власти, а вслед за ними и пропагандисты часто говорят о пользе санкций — якобы они станут мощным стимулом для экономики, в стране будет расти импортозамещение. Но опыт Ирана, который живет под санкциями более 40 лет, показывает, что внешние ограничения только тормозят развитие.





Исламское государство во многом из-за внешней изоляции так и осталось бедной страной, где относительный порядок держится на религиозной идеологии. Не скатиться в тотальную нищету — как в Венесуэле — удалось лишь благодаря находчивости и продаже нефти.





За что наказывают Иран





Первый пакет санкций против страны ввели еще 43 года назад. 1 апреля 1979 года Иран был объявлен Исламской республикой — власть перешла религиозным лидерам, государство стало клерикальным. На практике это означало, что при сохранении всей инфраструктуры — поста президента, правительства, парламента — абсолютная власть сосредоточена в руках Великого аятоллы.





Религиозные деятели стали сразу наводить свои порядки, избавляя страну от  «развращающего» западного влияния. Реакция зарубежных стран на эти события поначалу была довольно вялой. Все изменилось после того, как радикально настроенная толпа, возглавляемая Организацией мусульманских студентов, при полном попустительстве властей захватила посольство США в Тегеране.





Со стороны США последовал жесткий ответ. Была проведена спецоперация по освобождению дипломатов, которая, правда, полностью провалилась. Вашингтон заморозил активы Ирана в банках, ввел торговое эмбарго, были остановлены закупки нефти. Частично санкции были сняты только в 1981 году после освобождения заложников.





Разрядка длилась недолго — в 1983 году, после того, как Иран стал активно поддерживать террористические организации, санкции вернулись. В 2003 году отношения между Ираном и Западом снова пошли на спад. Обеспокоенность вызывало желание Ирана создать ядерное оружие. Вводились все новые и новые ограничения. Перечислить все нет возможностей — до недавнего времени страна была лидером по объему введенных против нее санкций, но сейчас уступила первенство России.









«Иран очень успешно готовит атомную бомбу — и одновременно поддерживает огромное количество террористических организаций. Вот сочетание таких двух вещей вызывает страх международного сообщества… Список санкций против Ирана невозможно прочитать — он бесконечен», — рассказывает Тамара Эйдельман.





Желающие могут ознакомиться с полным перечнем здесь.





Последний блок санкций со стороны США, введеный в 2018 году, стал самым жестким за все 43 года. Почти любое взаимодействие с Ираном для граждан или компаний из США оказалось под запретом. Это включало передачу наличных долларов, операции с госдолгом и центральным банком, экспорт из страны энергоресурсов, автомобилей и ковров (традиционно важная отрасль для страны).





40 лет санкций: что происходит с экономикой





Если для российских властей основополагающей стала модель «осажденной крепости», которую стремится разрушить Запад, то в Иране выбрали несколько другой подход. 





Идеология Ирана основывается на религиозной мусульманской доктрине. Впрочем, методы у радикальных мусульман схожие с российскими. Это ограничение гражданских свобод, ликвидация независимых СМИ, изоляция от внешнего мира. В стране под запретом социальные сети. Как следствие — высокий уровень коррупции и игнорирование гражданских свобод. 





По «индексу счастья» (измеряет показатель счастья населения, исследование проводится действующими при Колумбийском университете центрами Earth Institute и Center for Sustainable Development под эгидой ООН) — Иран занимал 110 строчку из 142 возможных (Россия была выше на 30 позиций — 80 место). 





Люди устали от санкций, трудностей, высоких цен, отсутствия работы и перспектив. От глухого недовольства иранцы время от времени переходят к активным выступлениям. Во время масштабных протестов 2017-2018 годов главным лозунгом был «муллы должны вернуться в мечети».





Им есть за что не любить власть: сразу после введения санкций, в 1980-1982 годах, ВВП Ирана сократился почти на 30%, свидетельствуют данные МВФ. Среднегодовая инфляция за этот же период составляла около 20%. 





Если посмотреть всего на два графика — ВВП и инфляции — то можно вывести закономерность. Экономика Ирана росла в период ослабления санкций и падала в период их ужесточения. Последний экономический подъем пришелся на 2016 и 2017 годы, когда Барак Обама ослабил давление. В этот период экономика выросла на 13,4% и 3,8% соответственно. Инфляция, наоборот, наконец-то сократилась до однозначных значений — 9,1% и 9,6%. После прихода к власти Дональда Трампа и ужесточения ограничений ситуация ухудшилась: в 2018 и 2019 годах ВВП снизился на 6% и 6,8%. Цены выросли на 30,2% и 34,6% соответственно.

Санкции ставят заслон, хотя и не полностью перекрывают возможность поступления необходимых товаров, в том числе высокотехнологичной продукции, которая нужна для развития производства. И лишают экономику средств, которые страна может получить от продажи своей продукции — для Ирана, как и для России, это прежде всего нефть и газ.





По данным ОПЕК, доходы Ирана от экспорта углеводородов с 2017 до 2020 года снизились на 80%. Импорт товаров сократился за это же время на 65%.





Как выживают люди





Нельзя сказать, что экономика Ирана потерпела катастрофу, как это было в Венесуэле. Страна сумела адаптироваться к жизни и обеспечить себя всем необходимым. 






https://forklog.com/dva-kuska-myla-na-pensiyu-anarhiya-i-inflyatsiya-v-tysyachi-protsentov-opyt-sanktsionnoj-izolyatsii-venesuely/




«Определенные структурные изменения в иранской экономике случились. Вырос объем собираемых налогов, произошла определенная диверсификация промышленности. Но диверсификация эта была во многом вынужденной, это во-первых. А во-вторых, основанной на эрзац-технологиях. Доступ Ирана к современным технологиям очень ограничен, и в результате в страну завозится, причем в обход санкций, нелегально, оборудование и приборы низкого качества», — говорит политолог-востоковед и иранист Николай Кожанов.





Как сейчас живут простые люди в Иране? Мы поговорили с жительницей крупного промышленного города, которая вышла замуж за иранца, переехала на родину мужа и сейчас работает переводчиком с иранского на русский. Светлана дала интервью на условиях анонимности — по ее словам, комментарии про страну отслеживаются местными спецслужбами.





Четко прослеживается закономерность — как только наступает новый этап напряженности, через некоторое время на улице становится больше нищих, говорит она. Люди просят купить им хлеб и лекарства. Понятно, почему так происходит: цены «скачут», а зарплата за ними не поспевает, рассказывает женщина.





«У меня был случай, когда я пришла в магазин и купила десяток яиц за 36 000 риалов (по сегодняшнему курсу около $0,85). На следующий день в этом же магазине яйца стоили 56 000 риалов (около $1,32). Естественно, за день один день никто людям зарплату в полтора раза не поднял».





Средняя зарплата в стране составляет $150. Но поскольку работают преимущественно мужчины, а семьи очень большие, то этих денег едва хватает только на продукты. При этом цены на них низкими не назовешь. Литр молока — около $1, десяток яиц - около $1,5, килограмм бананов — около $1,5, делится Светлана. 





Иран приспособился жить отдельно от всего мира и научился производить множество товаров, но богатые иранцы предпочитают покупать все импортное. Всю «запрещенку» легко найти в Тегеране и других крупных городах.





«Для простых людей санкции означают одно: все становится дороже, а зарплата почти не меняется. И нужно ухищряться, чтобы накормить семью», — говорит Светлана.





Страна отключена от международной системы переводов SWIFT, карты Visa и Mastercard не работают. Но иранцы приспособились и к этому. 





В стране легализован майнинг криптовалют. Как сообщает аналитический центр при президенте Ирана, это сделано для пополнения бюджета и обхода санкций. Майнеры платят налоги и создают рабочие места. Но криптовалюту используют в основном молодые люди. 





Для международных переводов люди постарше используют систему «хавала», изобретенную больше тысячи лет назад иранскими купцами. Она базируется на абсолютном доверии между участниками сделки. Когда одному человеку нужно отправить средства за границу, он приходит в пункт хавалы, отдает брокеру деньги и называет пароль. По этому паролю за границей адресат получает средства в таком же пункте хавалы — они есть во многих странах мира. Между собой брокеры решают вопросы передачи валюты сами: для этого могут использовать стюардов или пилотов иранских авиалайнеров и ту же криптовалюту.





В тоталитарной системе вопрос гражданских свобод ставится властями на одно из последних мест. Протесты жестоко подавляются, оппозиция разгромлена. Во время очередных волнений, когда люди вышли на улицы из-за резкого роста цен на бензин, трое мужчин подожгли мусорный бак, рассказывает Светлана. Понимая, что их ждет, нарушители порядка сбежали в Турцию. Их насильно вернули в страну, судили и повесили. 

В декабре 2020 года иранские власти повесили оппозиционного журналиста, которого обвиняли в использовании приложения Telegram для «разжигания инакомыслия» — в его канале распространялись видео протестов и публиковались разоблачительные посты об иранских чиновниках.





«В стране нет закона, который защищал бы женщин. Домашнее насилие фактически разрешено, хотя и «порицается» властями», — рассказывает Светлана.





Это подтверждают и эксперты ООН. В Иране относятся к женщинам и девочкам как к людям второго сорта. Одно из самых вопиющих нарушений их прав – ранние браки, сообщал специальный докладчик по правам человека в Иране Джаваид Рехман.

Как и в России, в Иране строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. В стране сухой закон, но молодые люди устраивают вечеринки с алкоголем. В стране заблокированы все соцсети, но официальный аккаунт есть даже у президента.





«Многие люди хотят путешествовать, получать деньги, иметь перспективы. Но ничего не происходит. Мы застыли на месте», — резюмирует Светлана.




Подписывайтесь на канал ForkLog в YouTube!